Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоComboВсе проекты

Кто раскажет красиво о Лиле Брик?

Kirill Maximov Гуру (4466), закрыт 14 лет назад
Лучший ответ
Женя D Мудрец (14669) 14 лет назад
Знаешь.загадка этой женщины,до последних дней своей жизни сводившей с ума мужчин так и осталась неразгаданной. Она была музой Маяковского,в неё влюблялись и ей завидовали многие и многие мужчины и женщины. Что то действительно было в этой не очень то и красивой еврейской женщине,от которой были без ума многие и которая сочетала свой брак с Осипом Бриком адьюльтер с Владимиром Маяковским. Она была притягательна и чувственна,небесно прекрасная и очень приземлённая,в ней сочеталась дьяволица и богиня. Это одна из магических женщин прошлого века. Это ей посвятил Маяковский одни из самых прекрасных стихов

ЛИЛИЧКА!
Вместо письма

Дым табачный воздух выел.
Комната -
глава в крученыховском аде.
Вспомни -
за этим окном
впервые
руки твои, исступленный, гладил.
Сегодня сидишь вот,
сердце в железе.
День еще -
выгонишь,
можешь быть, изругав.
В мутной передней долго не влезет
сломанная дрожью рука в рукав.
Выбегу,
тело в улицу брошу я.
Дикий,
обезумлюсь,
отчаяньем иссечась.
Не надо этого,
дорогая,
хорошая,
дай простимся сейчас.
Все равно
любовь моя -
тяжкая гиря ведь -
висит на тебе,
куда ни бежала б.
Дай в последнем крике выреветь
горечь обиженных жалоб.
Если быка трудом уморят -
он уйдет,
разляжется в холодных водах.
Кроме любви твоей,
мне
нету моря,
а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых.
Захочет покоя уставший слон -
царственный ляжет в опожаренном песке.
Кроме любви твоей,
мне
нету солнца,
а я и не знаю, где ты и с кем.
Если б так поэта измучила,
он
любимую на деньги б и славу выменял,
а мне
ни один не радостен звон,
кроме звона твоего любимого имени.
И в пролет не брошусь,
и не выпью яда,
и курок не смогу над виском нажать.
Надо мною,
кроме твоего взгляда,
не властно лезвие ни одного ножа.
Завтра забудешь,
что тебя короновал,
что душу цветущую любовью выжег,
и суетных дней взметенный карнавал
растреплет страницы моих книжек...
Слов моих сухие листья ли
заставят остановиться,
жадно дыша?

Дай хоть
последней нежностью выстелить
твой уходящий шаг.

26 мая 1916, Петроград
Владимир Маяковский. .

Остальные ответы
Secret Искусственный Интеллект (899215) 14 лет назад
Венедикт Сарнов:
Впервые — вблизи — я увидал Лилю Юрьевну у Бориса Слуцкого.
Это было, когда его скитания по чужим домам и снимаемым углам уже кончились: теперь у него было, наконец, свое жилье. Но приехали мы с женой сперва не к нему, а к давнему нашему другу Грише Бакланову.
Направляясь в гости к Баклановым, мы не знали, что его соседом по новой квартире окажется Слуцкий. Непредвиденная встреча с Борисом стала для нас “нечаянной радостью”, и мы в пустой его комнате — не помню даже, были ли в ней стулья, — задержались чуть дольше, чем того требовали приличия. И оставались бы там еще, если бы Гриша, наконец, не возмутился:

— Вы к кому пришли? К нему или к нам?
Слуцкий милостиво отпустил нас, взяв с меня обещание, что на днях я непременно к нему приеду. Уже не к Бакланову, а именно к нему.
Обещание это я выполнил, и вот тут-то и случилась моя первая встреча с Лилей Юрьевной.
Когда я вошел, она уже уходила. Боря нас познакомил. Сознание, что предо мной — она, женщина моей мечты, ввергло меня в такое смущение, что я думал только о том, как бы мне это мое смущение скрыть. И не нашел ничего лучшего, как кинуть ей с этакой нарочитой развязностью:

— А-а, так это вы подарили Боре этот замечательный шкаф?
— А он вам не нравится? — удивленно спросила она.
И это было все.

Больше о той первой встрече с женщиной моей мечты я ничего не помню.
Вряд ли, конечно, это можно было считать настоящим знакомством. Я и не считал. И по-прежнему думать не думал, что это ненастоящее знакомство будет иметь продолжение. Да и не больно к нему стремился. Та Лиля Брик, в которую я когда-то был влюблен, по-прежнему оставалась для меня неким бесплотным видением, обитающем в каких-то неведомых мне мирах. Она не имела решительно ничего общего с этой сегодняшней — уже очень немолодой — женщиной, с которой я столкнулся у Бори. Хотя что-то от той — моей — Лили вроде промелькнуло в полуулыбке, с какой она отреагировала на реплику о подаренном Борису шкафе. И в этом — слегка удивленном — вопросе: “Он вам не нравится? ”
... тогдашний директор музея Маяковского прислал Лиле Юрьевне официальную бумагу с требованием вернуть музею подаренное ей Маяковским кольцо. То самое, на внутренней стороне которого он выгравировал три буквы: Л. Ю. Б.
Если читать их по кругу, так, как они расположены внутри кольца, получается бесконечное — ЛЮБЛЮЛЮБЛЮЛЮБЛЮЛЮБЛЮ.. .

Это кольцо Л. Ю. постоянно носила — не на руке, на шее — как талисман.
И вот теперь ей официально предлагалось его вернуть.
Гнусная кампания эта — то затухая, то распаляясь вновь до самого высокого градуса, — тянулась годами. Затухала она — на какое-то время — тоже не просто так: на то были свои причины.
Об одной из них она нам как-то рассказала.

В высоких партийных сферах возникла однажды идея: издать параллельную историю двух могущественных супердержав — СССР и США. Предполагалось, что историю США напишет Андре Моруа, а историю СССР должен был написать Луи Арагон.
И вот Арагон приехал в Москву и был принят самим Сусловым.
Ему был обещан доступ ко всем спецхранам и архивам, любая другая помощь в труде, рассчитанном на несколько лет. Ну и, разумеется, разные материальные блага, в которых Арагон, впрочем, кажется, особенно и не нуждался.
Заканчивая разговор, Суслов сказал:
— Считайте, что это ваше партийное поручение.
Арагон ответил, что он готов принять и выполнить это задание партии, но при одном условии.
— Я не хочу, — сказал он, — чтобы в то время как я там, дома, буду выполнять это ваше поручение, здесь, в Москве, терзали члена моей семьи. Моя семья — это Эльза и Лиля. Кроме них, у меня нет никого.
Эта реплика, видно, произвела на Суслова впечатление, и на какое-то время от Лили отстали.
Но спустя несколько лет ситуация изменилась. То ли партийное поручение было уже выполнено, то ли план издания по каким-то причинам не удалось осуществить, но Арагон теперь был уже не так нужен, да и вел себя не всегда достаточно послушно (что-то там так
Kirlikir Мудрец (18184) 14 лет назад
Красиво не могу, она мне очень не нравится как человек. Вот если б гадость - тогда пожалуйста!
Наташа Просветленный (22736) 14 лет назад
ее любил гениальный поэт, который писал прекрасные стихи - вот и все сказано
yana I Профи (811) 14 лет назад
выставка на Солянке.. посвящена Лиле Брик
Ы. Искусственный Интеллект (105877) 14 лет назад
А ещё были отличные фотографии Родченко...
Похожие вопросы