Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты

Правда, что Станислав Лем был русофобом?

Ученик (101), на голосовании 8 лет назад
Общий принцип, которого я стараюсь придерживаться, гласит, что следует быть на стороне слабого. Ничего не могу поделать, но я всей душой на стороне чеченцев, хотя, конечно, понимаю горе семей, которые оплакивали своих близких, оказавшихся в числе заложников. Слабые иногда имеют право прибегать к средствам, которые не предусмотрены международными конвенциями.
— Tygodnik Powszechny, 1995, 27

Если бы вдруг оказалось, что все атомное оружие ни к чему негодно, в мировой политике произошли бы великие перемены. Исчез бы страх перед атомными террористами, а Россию стали бы считать огромной помойкой...
— Broda Fidela (Tygodnik Powszechny, 1999, 21)

Несколько дней назад Милошевич вдруг, как бы на ходу, попытался создать сербско-российско-белорусскую федерацию. Ельцин отказался, но у него ведь семь пятниц на неделе; в четверг еще говорил, что о военном вмешательстве России в балканский конфликт не может быть и речи, а в пятницу переменил мнение на 180 градусов, объявив, что приказал вновь навести ракеты на все государства НАТО. Его начальник штаба сразу же это опроверг - ну, и что тут думать? Конечно, было бы мрачным и чудовищным парадоксом истории, если бы и в самом деле дело дошло до очередной мировой войны, притом первой с обоюдным применением ядерных ракет. Война была бы ни с чем не сравнимым несчастьем, однако она мало правдоподобна - я бы сказал, от одного до полутора процентов из ста - а результат ее оказался бы для России очень неприятен: она перестала бы на долгое время существовать как государство, а ее территорию покрывали бы светящиеся в ночи пепелища.
— Станислав Лем: Тормозные колодки
Голосование за лучший ответ
Похожие вопросы
Также спрашивают