Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоVK ComboВсе проекты

О чем пишет Пелевин? Я читала отзывы о его творчестве, и все они не такие уж хорошие! а дома его книг нет!

Ольга Онучина Профи (525), закрыт 9 лет назад
Лучший ответ
Zwanka Высший разум (778813) 9 лет назад
Мне кажется, для подростка Пелевин - не слишком понятный писатель, эпатажный - за гранью.
Начните знакомство с его рассказов (сборник "Желтая стрела") и маленьких повестей - вроде "Затворника и Шестипалого".

Если понравится, попробуйте осилить "Чапаева и Пустоту" (там, по крайней мере, очень вкусный язык) .
А вот остальные его произведения - на любителя, и чем дальше в лес, тем на бОльшего любителя
Остальные ответы
Diw Мастер (1652) 9 лет назад
довольно юморно пишет. я читала чапаев и пустота. в центре герой, путешествующий из одного времени в другое и не понимающий, где реальность. описывает бытовую действительность, отношение героя к ней, его ощущения. банально, но в то же время интересно.
Котенок Гав Гуру (3824) 9 лет назад
Я тоже читала Чапаев и Пустота. Еще много чего читала у него, но уже не помню ни названий, ни сюжетов, сейчас увлечена другими жанрами
Пелевин - это полный сюрреализм. Я бы поставила его на полку с Михаилом Веллером, Чаком Палаником и сверху бы бросила журнал Эсквайр. Они все разные, но атмосфера схожа. Одним словом - мужская проза.
Туда же я бы впихнула театр Квартет И и спектакль "Быстрее, чем кролики"
Чапаев и Пустота - лучшая из его книг (мое мнение) . Но я не могу сказать о чем она. Это невозможно. Перед прочтением забудьте всё что вам говорили о Пелевине, постарайтесь не давать книге вообще никаких оценок. Просто расслабьтесь и наслаждайтесь уникальным стилем и незатрепанным мужским юмором.
Olga Мыслитель (7146) 9 лет назад
Generation "П" - о том, как изменилась жизнь людей, сами люди и жизненные ориентиры после перестройки; о том, как культ денег, потребления превращает человека в орануса.
Отрывок ("монетаристический минимализм"):
Она аккуратно взяла Татарского за локоть и, касаясь его голой ноги высоким бедром, повела к ближайшему листу бумаги на стене. Татарский увидел на нем пару абзацев текста и синюю печать. Секретарша близоруко нагнулась к листу, чтобы прочесть мелкий шрифт.

– Да, как раз это полотно. Довольно малоизвестный розовый вариант портрета инфанты. Здесь вы видите нотариальную справку, выданную фирмой «Оппенхайм энд Радлер» , о том, что картина действительно была приобретена за семнадцать миллионов долларов в частном собрании.

Татарский решил не подавать виду, что его что-то удивляет. Да он, собственно, и не знал толком, удивляет его что-то или нет.

– А это? – спросил он, указывая на соседний лист бумаги с текстом и печатью.

– О, – сказала Алла, – это наша жемчужина. Это Гойя, мотив Махи с веером в саду. Приобретена в одном маленьком кастильском музее. Опять-таки «Оппенхайм энд Радлер» не даст соврать – восемь с половиной миллионов. Изумительно.

– Да, – сказал Татарский. – Правда. Но меня, честно говоря, гораздо больше привлекает скульптура, чем живопись.

– Еще бы, – сказала секретарша. – Это потому что в трех измерениях привыкли работать, да?

Татарский вопросительно посмотрел на нее.

– Ну, трехмерная графика. С бобками этими…

– А, – сказал Татарский, – вы вот про что. Да, и работать привык, и жить.

– Вот и скульптура, – сказала секретарша и подтащила Татарского к новому бумажному листу, где текста было чуть побольше, чем на остальных. – Это Пикассо. Керамическая фигурка бегущей женщины. Не очень похоже на Пикассо, вы скажете? Правильно. Но это потому, что посткубистический период. Тринадцать миллионов долларов почти, можете себе представить?

– А сама статуя где?

– Даже не знаю, – пожала плечами секретарша. – Наверно, на складе каком-нибудь. А если посмотреть хотите, как выглядит, то вон каталог лежит на столике.

– А какая разница, где статуя?

Татарский обернулся. Сзади незаметно подошел Азадовский.

– Может, и никакой, – сказал Татарский. – Я, по правде сказать, первый раз сталкиваюсь с коллекцией такого направления.

– Это самая актуальная тенденция в дизайне, – сказала секретарша. – Монетаристический минимализм. Родился, кстати, у нас в России.

– Иди погуляй, – сказал ей Азадовский и повернулся к Татарскому: – Нравится?

– Интересно. Только не очень понятно.

– А я объясню, – сказал Азадовский. – Это гребаное испанское собрание стоит где-то двести миллионов долларов. И еще тысяч сто на искусствоведов ушло. Какую картину можно, какая будет не на месте, в какой последовательности вешать и так далее. Все, что упомянуто в накладных, куплено. Но если привезти сюда эти картины и статуи, а там еще гобелены какие-то есть и доспехи, тут пройти будет негде. От одной пыли задохнешься. И потом… Честно сказать – ну, раз посмотрел на эти картины, ну два, а потом – чего ты нового увидишь?
И это пройдёт! =) Мудрец (10003) 9 лет назад
Чтобы получить представление, о чём пишет Пелевин, достаточно прочитать "Москва-Петушки" Ерофеева, а потом представить, что всю объёмную (не по количеству страниц, а по качеству их наполнения) феерию раскатали в плоский блин и нарезали на десяток толстых томов. И издали в формате ПСС. В дорогом кожаном переплёте. И продают с пафосом. За валюту. Только марксизм на что-то типа буддизма заменили.
Вот и весь Пелевин.
Модно и стильно. И пустота.
Дима Знаток (484) 4 года назад
Увы, героиновый бред стареющего гения ((( демонстрация возможностей письма на платформе современного хавания, (((( Великолепные осколки, так и не ставшие произведением! Я про айфак10(((( Очень печально!!!!
Похожие вопросы